Диверсифицированный рост в разумных масштабах (Rough & Polished)

Утвержденный в конце 2011 года в должности генерального директора Красцветмета Михаил Дягилев принял участие в прошедшем в Москве саммите «Металлы СНГ» и «Драгоценные металлы СНГ», собравшем лидеров отрасли на постсоветском пространстве. В ходе этого мероприятия новый руководитель Красноярского завода цветных металлов ответил на вопросы корреспондента Rough & Polished.

Корреспондент: Как Вы оцениваете свое участие в cаммите «Драгоценные металлы СНГ»?

М.В. Дягилев: Саммит для нас важен, так как является одним из немногих мероприятий, проводимых в России с целью обмена мнениями по вопросам и проблемам отрасли.

Корреспондент: Какие рынки в большей степени интересны Красцветмету? Сохраняются ли планы выхода в Китай и развития сотрудничества с компаниями этой страны?

М.В. Дягилев: Помимо переработки первичного минерального сырья, мы активно занимаемся развитием и совершенствованием технологий переработки различных видов вторичного сырья и бедных продуктов с низким содержанием драгоценных металлов. Кроме того, считаем перспективными переработку автомобильных катализаторов, производство катализаторов очистки нитрозных газов, производство противоопухолевых препаратов на основе соединений платины, предоставление услуг по анализу геологических проб.

Новое, динамично развивающееся направление — производство технических изделий из драгоценных металлов и их сплавов.

Что касается планов выхода в Китай, то в настоящее время мы ведем предварительные переговоры. Говорить о каком-то конкретном проекте пока рано. Это, скорее, изучение.

Корреспондент: Как оцениваете результаты деятельности предприятия в прошлом году?

М.В. Дягилев: В прошлом году Красцветмет установил собственный рекорд по выпуску золота — более 90 тонн. Выручка от реализации услуг по аффинажу выросла по сравнению с 2010 годом на 11%, технических изделий из драгоценных металлов — на 85%, ювелирных изделий — на 2%.

В связи с экономическим кризисом, неуверенностью в завтрашнем дне, спрос и, как следствие, объемы производства ювелирных изделий значительно сократились. Кроме этого, цена на золото за три года выросла почти в два раза. Все это привело к смещению спроса в сторону более дешевых изделий.

В соответствии с этим изменилась и структура выпускаемой нами продукции — значительно увеличилась доля легковесных изделий, пустотелых цепей, в разы вырос выпуск серебряных цепей.

За три года у нас в двадцать раз вырос объем производства ювелирных изделий из серебра — на сегодняшний день он исчисляется тоннами. Так что серебро растет и начинает «догонять» золото, уже в следующем году объемы производства ювелирных изделий из серебра могут сравняться с объемами ювелирных изделий из золота.

Корреспондент: А палладий? Как ювелирный металл?

М.В. Дягилев: Палладий сумел занять свою нишу, но это по-прежнему узкий сегмент. У нас есть ювелирные изделия из палладия, платины, но это всего несколько десятков килограммов в год. Ничего революционного здесь, конечно, не произошло.

Корреспондент: Будете расширять ассортимент ювелирки? В сторону расширения серебряных изделий, если они поджимают золото?

М.В. Дягилев: Завод постоянно занимается расширением ассортимента ювелирной продукции, приобретением нового оборудования. Следует учитывать, что 95 процентов наших ювелирных изделий — цепи. Это самые популярные плетения, такие как «снейк», «лав», «нонна», «двойной ромб», пустотелые цепи. В ближайших планах — расширение ассортимента пустотелых цепей за счет освоения выпуска цепей из проволоки меньших диаметров.

Также прорабатывается вопрос о приобретении цепевязальных станков для производства новых типов цепей, ранее нами не выпускавшихся.

Корреспондент: Как вы оцениваете развитие ювелирной отрасли России на ближайшие годы?

М.В. Дягилев: Если говорить про более глобальную тенденцию на десятилетие, то мне кажется, что психология покупателя меняется — от психологии советской или постсоветской к психологии современной, отчасти молодежной. Когда-то в СССР ювелирку приобретали еще и как средство накопления. Но время идет, меняется система ценностей, новому поколению интересны более утилитарные вещи, например, различные гаджеты. Ювелирное изделие является вполне универсальным подарком, но опять же сегодня существует слишком богатый выбор подарков из других областей. А ювелирное изделие все-таки утилитарной вещью не является, это, в первую очередь, украшение. И мне кажется, что сегодня ювелирные изделия покупаются все больше «на ходу», а не как нечто, на что долго копят, потом выбирают, потом обсуждают и только потом покупают. Сегодня, когда есть множество альтернатив, ювелирные изделия ушли в зону более быстрых покупок. По крайней мере, в нашем сегменте. Поэтому мы должны предлагать все время что-то интересное и вместе с тем доступное по цене.

В любом случае ювелирное производство — один из наших способов реализации драгметаллов.

Корреспондент: В секторе аффинажа есть рост у Красцветмета? Планируете ли вы увеличение производства, рост мощностей?

М.В. Дягилев: Мощности и технология нашего аффинажного производства позволяют осуществлять переработку дополнительных объемов сырья. Мы ежегодно увеличиваем объемы переработки драгоценных металлов за счет развития сотрудничества со своими стратегическими партнерами-недропользователями и операторами на рынке вторичного сырья. Годовые объемы производства драгоценных металлов составляют до 1 000 тонн.

Существующие технологии и оборудование уже сегодня позволяют существенно увеличить выпуск аффинированных платиновых металлов за счет переработки зарубежного сырья и сырья с месторождений, которые в ближайшие годы планируют освоить крупные горнодобывающие компании на территории России, в том числе на территории Красноярского Края и Забайкалья.

Расширение нашего присутствия в секторе аффинажа золота и серебра из минерального сырья возможно за счет разработки новых месторождений компаниями, с которыми в настоящее время у нас сложились партнерские отношения, а также за счет привлечения сырья, добываемого в странах ближнего зарубежья.

Относительно переработки вторичного сырья, содержащего драгоценные металлы, мы работаем над технологией извлечения драгметаллов из отработанных автомобильных катализаторов, что позволит расширить номенклатуру перерабатываемого сырья. Это, видимо, один из последних источников для переработки сырья металлов платиновой группы, который в нашей стране пока еще не освоен на промышленном уровне.

Объемы переработки ломов, в том числе электронных, в ближайшее время останутся без существенных изменений.

Корреспондент: То есть это отдельное большое направление развития Красцветмета, new business?

М.В. Дягилев: Это новое направление в рамках аффинажа. Мы сотрудничаем сейчас с компаниями, которые занимаются переработкой отработанных автомобильных катализаторов в непромышленных масштабах, совместно с ними изучаем технологии. Хотим выбрать для себя то, что можно будет развить в большом масштабе — вероятно, в партнерстве с теми, кто уже сейчас этим занимается и у кого есть научно-технологическая база, но нет масштаба.

Корреспондент: Планы на 2012 год: на чем акцентируетесь, что будете менять, от чего уходить?

М.В. Дягилев: Будем развивать производство технических изделий — самый большой рост в количественном выражении. По ювелирному производству суммарно заложен рост более 10 процентов на всю группу.

Сегодня нет таких направлений, откуда мы хотели бы уходить. И спада нет и быть не должно. Либо держим существующий уровень, либо идем дальше.

Информационно-аналитическое агентство Rough & Polished, 16.04.2012