Красцветмету жмут ботинки (НИА)

Генеральный директор завода Михаил Дягилев отвечает на вопросы корреспондента НИА.

Корреспондент: Михаил Владимирович, в последнее время появилась информация о том, что Красцветмет заинтересовался покупкой зарубежных активов. Для чего это нужно? Красцветмету недостаточно собственных производственных мощностей?

М. Дягилев: Масштабные инвестиции внутри компании останутся для Красцветмета приоритетом на ближайшие годы. Этому есть простое объяснение. Они наиболее эффективны по внутренней норме доходности и сроку окупаемости и при этом наименее рискованны. Реконструкция основного производственного комплекса без остановки производства, которая продлится до 2018 года, является не только ресурсоемким проектом, но и крайне сложным с инженерной точки зрения.

Глобализация различных отраслей проходила в мире особенно бурно в последние 25 лет. Данные процессы не обошли стороной отрасль драгоценных металлов. Крупнейшие игроки рынка, такие как Johnson Matthey, Heraeus, Metalor, несмотря на различную историю и рыночные ниши, вышли на свой сегодняшний международный масштаб в указанный период.

Имея неплохой производственный потенциал, сформированный в советское время, российская отрасль переработки драгоценных металлов пребывала до сих пор в самоизоляции. Участвуя в торговле производимой продукцией и периодически прибегая к технологическим заимствованиям, мы были и остаемся на сегодняшний день почти полностью отрезаны от международных сырьевых потоков. Этому способствует российское законодательство, создавшее непреодолимые барьеры для ввоза сырья, содержащего драгоценные металлы.

Суммарные перерабатывающие мощности, существующие на сегодняшний день в мире, в несколько раз превышают фактический объем выпуска драгоценных металлов, при этом новые мощности продолжают создаваться. Это привело к обострению конкурентной борьбы за источники сырья между перерабатывающими компаниями.  И если борьба за минеральное сырье завершена победой майнинговых компаний, забравших практически всю маржинальность у процессинговых компаний, то борьба за вторичное сырье находится в самом разгаре.

Создание и повышение эффективности коллектинга и обогатительных производств находятся на повестке дня мировой индустрии. При этом стоимость транспортировки и переработки сырья более не являются решающими параметрами — они просто должны быть на мировом уровне. Основной нагрузкой на цепочку создания стоимости от места возникновения ломов до рынка потребления аффинированных драгоценных металлов ложится стоимость оборотного капитала. Минимизация времени от возникновения материала до выпуска продукции является ключевым параметром эффективности. Приближение перерабатывающих мощностей к сырьевым рынкам останется тенденцией отрасли на ближайшие годы.

Изложенное выше относится и к отечественному рынку с поправкой на отставание в 5-10 лет. Конкуренция за сырье будет нарастать на фоне избытка аффинажных мощностей и дефицита обогатительных. Расшивка последнего узкого места произойдет в ближайшие несколько лет.

Работа по совершенствованию законодательства должна привести к возникновению потока импортируемого в страну сырья. В данной связи Красцветмет заинтересован в создании зарубежной инфраструктуры, обеспечивающей работу на сырьевых рынках.

Корреспондент: В последнее время мы наблюдаем активную распродажу российскими металлургами своих ранее купленных зарубежных активов. И это касается довольно успешных компаний, таких как Норильский Никель или Северсталь. Отрасль драгоценных металлов не в тренде?

М. ДягилевКак я уже отметил, в свое время мы выпали из отраслевых процессов международной интеграции. Это позволило снизить риски неудачных инвестиций ценой отказа от возможностей.

Помимо прямого экономического эффекта, глобализация позволяет производить обмен технологиями и корпоративными культурами, улучшать управление. При этом процесс приобретения одних активов и продажи других, является непрерывным для международных компаний. Выявление одних звеньев, создающих наибольшую добавленную стоимость, и других — создающих наименьшую или вовсе убыточных, — это обычный процесс управления активами. Не бывает активов одинаково эффективных во времени. Можно вспомнить американскую компанию Stillwater, которая была продана Норникелем не в лучшей форме, однако сегодня восстанавливает свои позиции на фоне долгосрочных прогнозов цен на палладий. Говоря о Северстали, давайте обратим внимание на то, что пока компания занимается продажей сталилетейных заводов в США, ее золотодобывающая дочка Nord Gold приобретает активы в Африке и Южной Америке.

Страновые и иные риски являются неизбежной платой за глобальность. Неэффективные производства должны быть реанимированы либо ликвидированы — это аксиома любого бизнеса. При этом, расставаясь с производственными активами, компании сохраняют свои коммерческие и маркетинговые структуры. Закрыть производство — не означает уйти с рынка.

В данном контексте российским производителям драгоценных металлов обсуждать нечего — мы еще ничего не купили и не создали. Но лучше с этим не откладывать. Находясь в самоизоляции, мы, в лучшем случае, станем предметом поглощения, в худшем — потеряем конкурентоспособность и прекратим существование.

Корреспондент: Это правда, что Красцветмет хочет купить аффинажный завод в Чехии? Почему именно в этой стране?

М. ДягилевКрасцветмету это предприятие было знакомо уже достаточно давно. В начале года владельцы предприятия, по своей инициативе, пригласили нас участвовать в закрытом конкурсе по его продаже. Наш интерес к компании был обусловлен не столько его производственным потенциалом, сколько рыночной позицией, репутацией на европейском рынке и хорошим заделом для работы в Китае и США. Однако подробное изучение показало, что, несмотря на успешность компании, мы бы не получили достаточного эффекта от его покупки, в том числе синергетического. Иными словами, сделка не соответствовала внутренним критериям эффективности инвестпроектов, принятым в Красцветмете. Потеряв интерес к данному активу, мы вышли из переговоров.

Мы, как и другие участники данного процесса, обязаны соблюдать конфиденциальность информации даже о самом факте проведения конкурса. Компания, выставленная на продажу, несет риски в своей текущей деятельности. Я разочарован тем, что недобросовестная конкуренция вывела этот вопрос в публичное пространство. 

Корреспондент: как Вы относитесь к комментариям, появившимся недавно в прессе по поводу несостоятельности ваших проектов модернизации и глобализации, насколько они профессиональные?

М. Дягилев: Черный пиар — не редкость в мире бизнеса. Появление заказных статей характеризует усиление конкуренции в отрасли. Существуют участники рынка, которые опасаются наших действий, ищут способы повлиять на наши решения. Нас это не радует, но и не удивляет.

Только люди внутри отрасли, владеющие ее инсайдом, в состоянии манипулировать профессиональной информацией. Мы отлично знакомы с действительными авторами упомянутых публикаций.

Информационное агентство «НИА», 15.07.2014